СОКОЛОВ Вениамин Сергеевич

О государственной политике
в отношении духовного и
интеллектуального потенциала нации

"Резкое сокращение Финансирования системы образования за счет бюджетных средств ставит эту отрасль в критическое состояние и подрывает ее способность обеспечивать потребности общества".

"Продолжатся структурные изменения, связанные с сокращением удельного веса наукоемких и инвестиционных отраслей".

("Прогноз основных показателей социально-экономического развития России на 1995 год", 16 сент. 1994 года первый заместитель министра экономики Российской Федерации Я.Уринсон)

  1. Цитаты из официального правительственного документа убедительно демонстрируют суть и конечную цель проводимой в стране политики. Состояние системы образования, науки и культуры сейчас таково, что оно все в большей степени заставляет задумываться о судьбе самой страны, о реальной ближайшей перспективе превратиться в страну третьего мира.

    Для этой "новой" России будут характерны малообразованность, духовное и физическое нездоровье населения, большая подверженность влиянию Запада во всех сферах жизни.

    Оснований для такого взгляда на происходящее в стране и обществе больше чем достаточно.

    Усиливается процесс разрушения накопленного интеллектуального потенциала. Богатство, для восстановления которого потребуются поколения, целенаправленно уничтожается. Уменьшается не только абсолютный размер, но и относительная доля финансирования науки, образования, культуры. Размер зарплаты наиболее образованной, наиболее квалифицированной части работников и специалистов оскорбительно ничтожен и продолжает падать. Вследствие этого численность научно-педагогических работников в стране за последние годы сократилась на 27 процентов. Прогноз убыли и состояние дел с подготовкой высококвалифицированных кадров показывают, что в случае сохранения имеющихся ныне тенденций к 2010 году этот интеллектуальный источник будет полностью исчерпан.

    В 1990 году число научных организации в стране превышало 7 тысяч, к 1993 году их количество сократилось на 65 процентов. Это меньше, чем было в СССР в 1940 году. На рынке труда происходит сокращение числа рабочих мест с высокой заработной платой при одновременном росте спроса на дешевую рабочую силу за пределами промышленного производства, науки, образования, культуры, когда от работника не требуется специальной подготовки, профессионального образования.

    Трагическая ситуация, сложившаяся в науке, культуре и образовании, не случайна. Она - результат проявления ряда исторически обусловленных причин, а также грубейших ошибок, промахов и сознательных деяний со стороны государственной власти в последние годы.

    Таким образом, обращение к вопросу о государственной политике в области образования, науки и культуры, в целом - относительно духовного и интеллектуального потенциала, продиктовано следующими обстоятельствами:

    • нынешним катастрофическим состоянием этой сферы общественной деятельности;
    • полной неясностью перспектив дальнейшего развития самого общества;
    • необходимостью активного влияния на формирование государственной политики со стороны официальной науки и культурно-научной общественности.

    Кроме того, сложности, переживаемые нашей страной, не могут и не должны заслонить от нас глобальные проблемы, с которыми столкнулось все человечество. Наоборот, в этот переломный для нашего общества момент формирование государственной, национальной политики должно происходить не только на базе наших подходов и возможностей, но с обязательным учетом подходов и рекомендации, выработанных всем мировым сообществом.

  2. Фундаментальные вопросы дальнейшего развития и даже самого существования человечества являются предметом обсуждения многих исследований, публикации и международных собраний.

    С нашей точки зрения, наиболее существенный вклад и в постановку этих вопросов, и в способы их разрешить внесла Конференция ООН по окружающей среде и развитию, состоявшаяся в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Конференция проходила на уровне глав правительств и государств.

    Главный вывод Конференции - для большинства стран мира путь, по которому развитые страны пришли к своему благополучию, неприемлем. Эта модель развития ведет к мировой катастрофе.

    В связи с этим Конференцией провозглашена необходимость перехода мирового сообщества на путь развития, основанный на новой концепции - концепции устойчивого развития.

    Суть концепции - путь развития всего мирового сообщества должен обеспечить баланс между решением социально-экономических проблем и сохранением окружающей среды, между удовлетворением основных жизненных потребностей нынешнего поколения и сохранением таких возможностей для будущих поколений.

    На конференции было подчеркнуто, что совершить революционный переход к новому партнерскому типу взаимоотношений в мире, к новому характеру производства и потребления человечество сможет только в том случае, если все слои общества во всех странах мира осознают безусловную необходимость такого перехода и будут ему всемерно содействовать.

    Центральными вопросами проблемы, подлежащей решению, являются

    • характер производства и потребления в промышленно развитой части мира, который подрывает системы, поддерживающие жизнь на Земле;
    • углубляющееся неравенство между богатыми и бедными, которое ввергает 75 процентов человечества в борьбу за выживание;
    • экономическая система, которая рассматривает неограниченный рост как прогресс.

    Сущность концепции устойчивого развития можно коротко вы -разить следующим образом: необходимо добиться соответствия деятельности и численности человечества с законами природы.

    Человечество переживает решающий момент в истории. Противоречия между сложившимся характером развития цивилизации и природой достигли предела. Дальнейшее движение по этому пути ведет к глобальной катастрофе, когда природа отплатит человечеству за надругательство над ней своими глобальными реакциями - изменением климата, засухами и опустыванием, усилением проникновения через атмосферу жесткого ультрафиолетового излучения, непредсказуемыми генетическими изменениями, эпидемиями, голодом и мором.

    Постижение предельной нагрузки на природу означает, что мы должны либо заморозить процесс наращивания промышленного потенциала в мире, увековечив разделение мира на богатые и бедные страны и сопряженные с этим диспропорции в качестве жизни (потреблении, здоровье, образовании), либо найти подход к проблемам сбалансированного развития и состояния окружающей природной среды с ориентацией на повышение уровня жизни населения всей планеты на основе удовлетворения основных потребностей человека.

    Таким образом, главный вывод, который следует из материалов конференции по обсуждаемому нами вопросу, может быть сформулирован так: в современном мировом сообществе во всех процессах жизнедеятельности все более возрастающую роль начинает играть общественно-государственное регулирование, в основе которого должна лежать не столько добрая воля, сколько точное научное знание; грамотная, организованная на уровне приоритетной государственной политики система образования, просвещения, подготовки специалистов и соответствующего духовно-культурного формирования личности и общества в целом.

    Такая постановка вопроса выдвигает достаточно жесткие требования к:

    • самой сущности, парадигме системы образования;
    • науке и научному знанию, которые должны ответить на вопросы об устройстве общественного и материального бытия человека, о формах экономической и производственно-технологической деятельности;
    • состоянию и уровню развития культурного и интеллектуального потенциала общества;
    • людям, претендующим на роль политических лидеров в своих странах и мире.

    Что касается последнего обстоятельства, то, к сожалению, замечено, что по мере роста требований к уровню компетентности обладателей политической власти реальный уровень их компетентности неуклонно снижается. В этом смысле наша страна не является исключением. Отсюда возникает необходимое требование к "производителям" и носитетелям научного знания и культурно-духовного потенциала - активно формировать политическую элиту через выработку своего рода "технических" требований к претендентам на эту роль и своим непосредственным участием.

    На представителей интеллектуальных и культурных кругов возлагается особая ответственность, поскольку они являются как наследниками традиции, так и профессионалами и специалистами в тех дисциплинах, которые связаны с изучением среды обитания человека и самого человеческого общества.

    Важно, чтобы как принимающие решения руководители, которые содействуют определению государственной политики, так и широкие круги общественности лучше сознавали и понимали роль науки и культуры в жизнедеятельности человечества.

    В конечном итоге речь идет о необходимости превращения концепции устойчивого развития в систему духовных и профессиональных установок человечества.

  3. В этой связи крайне важно осмысление процессов, происходящих в нашей стране в последние десятилетия. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что СССР безусловно относился к числу развитых стран мира как по своему производственному и интеллектуально-духовному потенциалу, так и по качеству жизни населения. И сейчас Российская Федерация все еще сохраняет свой потенциал, позволяющий ей в ближайшие годы оставаться в числе наиболее развитых стран мира.

    Драма и трагедия перестройки состоят в том, что объективная потребность нашего общества в переходе к более эффективной экономике, к более свободному, к более демократическому устройству самого общества не нашла своего адекватного отражения в действиях руководства страны. Высшее политическое руководство, провозгласив перестройку, оказалось принципиально неспособным ее осуществить, прежде всего в силу своего вопиющего невежества.

    С нашей точки зрения, причины провала перестройки состоят в следующем:

    • не было и до сих пор нет убедительного, научно обоснованного анализа противоречий и проблем, накопившихся в стране к восьмидесятым годам (наличие противоречий и проблем служит свидетельством развития общества и само по себе не является чем-либо порочащим это общество);
    • не было и нет до сих пор сравнительного анализа состояния нашего общества, тенденций и возможностей его развития с другими странами (если не принимать во внимание непрекращающийся поток околонаучной и псевдоисторической публицистики);
    • не было и до сих пор нет хотя бы общего, контурного наброска той экономики, того общества, которое должно было бы возникнуть в результате перестройки.

    И как итог, вот уже девять лет наше общество идет неизвестно откуда, неизвестно куда - по пути, рекомендованному заокеанскими "доброжелателями" под руководством доморощенных радикальных реформаторов.

    Ответственность за такое состояние дел лежит в первую очередь, конечно, на политической системе, в рамках которой "наверх" вербовались люди, по преимуществу невежественные и аморальные, но и на науке, которая не только до сих пор не дала полновесных ответов на поставленные вопросы, но даже во всеуслышание еще не заявила о них.

    Проблема невежества гораздо шире вопроса о невежестве политического руководства.

    Историко-экономический анализ развития системы образования, эволюция отношения к интеллектальному труду в нашей стране за последние пятьдесят лет, к сожалению, показывают, что именно здесь наша страна начала терять и потеряла позиции. Парадокс состоит в том, что наращивая научный, интеллектуальный потенциал в военно-промышленном комплексе, добиваясь паритета в этой области с США, наше политическое руководство относилось к научному и кадровому обеспечению остальных отраслей народного хозяйства по остаточному принципу. Это, с одной стороны, обусловило экстенсивный путь развития всей экономики, с другой - породило одно из ведущих противоречий - отсталость нашего народнохозяйственного комплекса не только от передовых стран, но и от собственного ВПК. (Задача перестройки как раз и состояла в том, чтобы разрешить это противоречие, используя возможности ВПК, вместо этого идет целенаправленное разрушение самого ВПК.)

    Были ли объективные причины для такой политики ? С нашей точки зрения - нет! В основе такой политики лежали чисто субъективные причины, связанные с послесталинским руководством страной.

    Вот некоторые данные о государственной политике, начиная с 1940 года, в области образования и в целом в отношении к интеллектуальному труду.

    В 1940 году расходы на высшую школу составляли 1% от национального дохода, в 1950 году - 1, 6%, в 1981 году - уже 0, 8%, т. е. к началу перестройки уменьшились в два раза в сравнении с послевоенным периодом. Это в свою очередь, при имевшем место увеличении числа студентов, привело к резкому уменьшению относительных расходов в расчете на одного студента. В 1940 году отношение расходов в расчете на одного студента к национальному доходу на душу населения составляло - 2, 1, в 1950 году - 2, 4; с середины пятидесятых годов эта величина начала резко падать и к началу восьмидесятых годов достигла значения 0, 35, т. е. уменьшилась за тридцать лет в семь (!) раз.

    Для сравнения укажем, что в США динамика расходов на высшую школу выглядит следующим образом: 1940 год - 0, 75%, 1958 год - 1, 0%, 1968 год - 2, 0%, 1978 год - 2, 9%, 1983 год - 3, 1% от национального дохода. При этом отношение расходов в расчете на одного студента к национальному доходу на душу населения составляет величину порядка 1, 0 ( доход на душу около 11 тыс. долларов).

    Таким образом, если в СССР в пятидесятые годы относительные расходы на высшую школу в несколько раз превосходили соответствующие расходы в США, то к началу перестройки расходы в СССР были уже в четыре раза ниже американских.

    Уровень материальных вложений в высшую школу в послевоенные годы у нас означал, что высшая школа готовила специалистов с опережением потребностей практики. В последние десятилетия это стало возможным только в оборонном комплексе.

    Снижение уровня подготовки специалистов сопровождалось в рассматриваемый период падением их престижа, что выражалось в первую очередь в уменьшении относительного уровня их зарплаты. В стране вопреки здравому смыслу, вопреки собственной исторической и мировой практике складывалась парадоксальная ситуация - чем выше у работника образование, тем ниже у него зарплата! За период с 1940 по 1980 год при росте абсолютной величины отношение зарплаты инженерно-технических работников к зарплате рабочего уменьшилось: в строительстве с 2, 3 до 1, 0; в промышленности с 2, 1 до 1, 1; в науке и научном обслуживании (к зарплате рабочего в промышленности) с 1, 45 до 0, 90; в просвещении с 1, 0 до 0, 70.

    Следствием этой политики явилось существенное снижение авторитета специалиста, а такие специальности, как педагогика, экономика, математика и ряд других стали преимущественно женскими.

    Субъективные особенности послесталинского руководства, а точнее его полная несостоятельность именно в этой сфере государственной политики, обусловили нарастание противоречии, разрешить которые до сих пор нам не удается. В этом, видимо, состоит самое главное и самое тяжелое наследие сталинского периода - после него вот уже в течение сорока лет страной управляют дилетанты и полные невежды.

    В наши дни, когда на первый план выдвинут лозунг личного обогащения любыми средствами, когда жизненные реалии преподносят наглядные уроки осуществления этого лозунга, когда власть имущие, будучи воспитанными в условиях полного пренебрежения к интеллектуальному труду, доводят до логического конца политику развала отечественного научного, образовательного и культурного потенциала, когда, наконец, некоторые представители официальной науки и культуры демонстрируют отсутствие и гражданственности, и профессионализма, пусть это прозвучит несколько патетически, но именно сейчас, именно представители науки и культуры должны оказать максимальное влияние на формирование научно обоснованной, соответствующей историческим и культурным традициям государственной политики.

  4. Россия, как уже было замечено, все еще обладает необходимым потенциалом дпя перехода в следующую, постиндустриальную фазу развития с целью достижения наивысшего качества жизни своего населения. Для этого необходимо найти эффективный способ разрешения указанного противоречия, используя при этом с максимальной выгодой опыт других стран. Прежде чем, однако, переходить к этому опыту, затронем некоторые теоретические вопросы.

    В задачу общественной системы образования и воспитания, включающей в себя не только официальные учреждения образования, но и всю культурную среду общества, входит, с одной стороны, подготовка высокопрофессионального работника, с другой - гражданина общества, развитие личности этого гражданина. Чем более сложным становится процесс производства, чем выше производительность общественного труда, тем более стирается грань между этими двумя сторонами и в самом человеке, и в системе, его формирующей. Видимо, это одна из ведущих характеристик постиндустриального общества. Но путь к такому обществу лежит прежде всего через высокопроизводительный труд. Такой труд может базироваться только на наукоемкой технологии и высоком профессионализме.

    Приведем классическое определение производительного труда. Производительным будет всяким труд, который входит в производство товара (производство охватывает все акты, через которые должен пройти товар от первичного производителя до потребителя), каким бы ни был этот труд - физическим или нефизическим (научным), а непроизводительным трудом будет такой, который не входит в производство товара и целью которого производство товара не является.

    В соответствии с этим определением вся совокупность людей, занятых в товарном производстве, обозначается в качестве совокупного рабочего. Как следствие этого различается три ступени анализа отношений, связанных с рабочей силой: индивидуальная рабочая сила и ее носитель - отдельный работник; совокупная рабочая сила и ее носитель - совокупный рабочий; совокупный работник общества. Граница деятельности совокупного рабочего определена материальным производством.

    Совокупный работник включает в себя всю совокупность работников, занятых общественно полезным трудом во всем народном хозяйстве. Структура совокупного работника определяется уровнем развития производительных сил и в первую очередь уровнем производительности труда в производственной сфере. Чем выше производительность труда в обществе, тем большую долю в совокупном работнике составляют люди, занятые в непроизводственной сфере.

    Можно составить качественную картину динамики взаимодействия и изменения трех уровней рабочей силы и внутренней структуры на каждом из уровней по мере развития производительных сил в обществе.

    Накопление знаний, развитие науки, создание новых технологий и производств неизбежно повышает требования к общеобразовательному уровню и профессиональной квалификации отдельного работника, все более смещая акцент на развитие его духовных и интеллектуальных способностей.

    В структуре совокупного рабочего происходит сдвиг в том же направлении, т. е. доля работников умственного труда возрастает, а доля работников физического труда убывает с одновременным изменением содержания самого труда прежде всего за счет все более широкого использования всевозможных механизмов и автоматов.

    И, наконец, в структуре совокупного работника все более возрастает доля работников непроизводственной сферы, прежде всего за счет системы образования, культуры и здравоохранения, т. е. тех отраслей, где происходит подготовка, формирование и поддержание на должном уровне совокупной рабочей силы.

    В качестве примера рассмотрим динамику изменений в составе и уровне квалификации совокупного работника в США.

    В условиях научно-технической революций в структуре совокупного работника преобладающую роль начинают играть работники, непосредственно не входящие в контакт с предметом труда, т. е. физический труд как составной элемент труда производительного становится все менее значимым. За последние сто лет доля работников физического труда в составе совокупного работника снизилась с 90% до 10 - 15% и имеет тенденцию уменьшиться к 2000 году до 5-10%. При этом весьма характерно, что доля работников наемного труда в общей численности самодеятельного населения возросла с 30% до 90% ( к вопросу об обществе собственников! ).

    Приведенные данные свидетельствуют также о том, что в структуре совокупного работника неуклонно уменьшается доля лиц, занятых в материальном производстве, т. е. доля совокупного рабочего и, наоборот, возрастает доля лиц, не связанных с материальным производством.

    Динамика процессов в США обусловлена не только новыми наукоемкими технологиями, не меньшую роль в них играет государственная политика США по переводу многих производств, прежде всего связанных с использованием низкоквалифицированного труда, в третий мир. Здесь уместно отметить, что в "развитых" странах, в том числе и в США, идет не только поиск, но и достаточно острая борьба относительно путей дальнейшего развития и взаимодействия с остальным миром. Существуют две предельные точки зрения, которые условно можно обозначить как глобализацию экономики и глобализацию информатизации. За этими формально сходными и внешне безобидными названиями стоят две принципиально разные позиции и два несводимых друг к другу направления развития человечества.

    Глобализация экономики в достаточной степени соответствует концепции устойчивого развития, предполагает, что именно всесторонне развитые экономические связи станут доминантой межгосударственных отношений, отодвинув на второй план традиционные вопросы национальной и международной безопасности.

    Глобализация информатизации - концепция, не только закрепляющая деление стран на три "мира", но и предрекающая ужесточение борьбы "за место под солнцем". Согласно этому подходу страны "первой фазы" останутся источником сельскохозяйственных и минеральных ресурсов; страны "второй фазы"- дешевой рабочей силы и товаров широкого потребления. Страны "третьей фазы", или государства "информационной цивилизации" будут производить и, соответственно, продавать остальному миру информацию и нововведения, промышленные и управленческие технологии, программно-математическое обеспечение, культуру, образование, медицинское обслуживание, финансовые и другие услуги - одним словом, все то, что связано с высшим уровнем интеллектуальной деятельности. В соответствии с этой концепцией напряженность в отношениях между "фазовыми" цивилизациями будут возрастать и новая цивилизация, цивилизация "третьей фазы" будет вынуждена бороться за установление глобальной, мировой гегемонии.

  5. Вернемся к процессам в нашей стране. Выбор, который в конце концов сделает наша страна, в значительной степени определит и путь развития человечества - какая из "глобализаций" станет определяющей на этом пути.

    Пока же, к сожалению, приходится признавать, что реализуемый у нас вариант шоковых реформ в полной мере соответствует выбору в пользу второй стратегий. При этом всерьез нельзя говорить о том, что нас "пустят" в клуб стран "третьей фазы". Реальные процессы свидетельствуют, что нам отведена роль страны "первой фазы. " И главным исполнителем этой политики являются наши реформаторы, наше собственное правительство.

    Более убедительного, в пользу такого вывода, документа, чем проект Федерального бюджета на 1995 год, видимо, не существует. Во-первых, в дополнение к уже приведенным цитатам приведем еще некоторые выдержки из правительственных документов и высказываний официальных лиц.

    В 1995 году "в целом на отрасли ТЭКа будет приходиться примерно треть промышленного производства" (напомню, что в СССР эта доля не превышала одной десятой!).

    "Важнейшей особенностью товарных рынков Российской Федерации в предстоящем году будет возрастание их насыщенности импортными товарами. Вероятно, структура насыщения все более распространиться и на рынок продукции производственно-технического назначения. Это... чревато подавлением не готовой к конкуренции отечественной промышленности".

    "Наибольшая активность частных иностранных инвесторов проявляется в сфере вложения их капиталов в добычу и переработку нефти и газа. Международные кредитно-финансовые организации намереваются предоставить кредиты преимущественно на развитие топливно-энергетического комплекса, аграрного сектора, жилищного строительства и транспортной инфраструктуры" ( яснее, как говорится, не скажешь!).

    Вот еще некоторые "свидетельства":

    Е. Гайдар: "за годы реформ не создано никаких предпосылок для структурной перестройки экономики".

    А. Лившиц - помощник президента по экономике: "Настоящей концепции реформ, всестороннего, доступного людям описания того, что ждет Россию, как не было, так и нет. "

    Во-вторых, обратимся к самому проекту бюджета.

    Первая и главная его особенность состоит в том, что в следующем году финансирование всей бюджетной сферы сокращается в среднем в полтора раза в сравнении с реальным уровнем этого года. Это касается фундаментальной науки, высшей школы, НИОКР, культуры, среднего образования и т. д. Чтобы не быть голословным, приведем факты.

    Предполагается, что в 1995 году валовой внутренний продукт (ВВП) достигнет 925 трлн рублей, т.е. вырастет в 1,6 раза к уровню нынешнего года. Объем производства сократится минимум на 10-15%, следовательно, рост ВВП обусловлен только ростом цен. Правительством предлагается израсходовать в 1995 году на:

    • фундаментальные исследования - 1,17 трлн руб. (1994 - 1,12 трлн руб.);
    • НИОКР - 4,3 трлн руб. (1994 - 3,9 трлн руб.);
    • конверсию - 0,9 трлн руб. (1994 - 0,73 трлн руб.)
    • высшее образование - 4,4 трлн руб. (1994 - 3,9 трлн руб.);
    • культуру и искусство - 1,3 трлн руб. (1994 - 1,1 трлн руб.);
    • дошкольное воспитание - 0,27 трлн руб. (1994 - 0,25 трлн руб.).

    Такой уровень расходов означает не просто дальнейшую деградацию, а фактическое исчезновение уже в следующем году целых направлений интеллектуальной деятельности в нашей стране. Пополним эту картину следующими фактами из проекта бюджета:

    • как и в предыдущие годы экспорт товаров превысит импорт на 20 млрд дол.; общая сумма вывезенного капитала за годы радикальных реформ превышает уже 100 млрд долларов;
    • величина внешнего долга России составит в 1995 году не менее 130 млрд дол. (долг СССР, оставшийся в наследство Российской Федерации, не превышал 80 млрд дол.!!! Если учесть, что ни одного серьезного кредита правительству "реформаторов" никто не давал, что никаких следов созидательной деятельности "реформаторы" нигде на территории страны не оставили, то возникает вопрос - это что же за политика!?").
  6. Итак, страна подведена к черте, за которой ичезает сама возможность дальнейшего цивилизованного развития. Наши внутренние проблемы и противоречия теснейшим образом переплетены с глобальными проблемами.

    Бюджет следующего года выступает в качестве тугого узла, в котором завязаны проблемы внутренние и внешние, политические и идеологические, экономические и финансовые, сиюминутные и стратегические.

    Есть ли выход из этой ситуации? Есть ли у нас еще ресурсы для выхода из этой ситуации?

    Мы убеждены - и выход, и ресурсы есть. Мы предлагаем альтернативный бюджет - бюджет, в котором отражены наши огромные природные и интеллектуальные ресурсы, в котором предлагается мобилизовать те резервы, которых не видит (или не может увидеть) нынешнее правительство.

    Нужно осознание сложности и глубины проблем, ответственности выбора. Нужна и политическая воля для реализации нового выбора.

Доклад на общем собрании Российской академии образования. 21 ноября 1994 г.